30 декабря в 16:53

Полпред Цуканов — эксклюзивно «URA.RU»: как его воспринимать регионам

Впервые у Урала появился полпред, который влияет на политику всех своих регионов. В этом мы убеждались весь 2019-й — первый полный год для полпреда Николая Цуканова в УрФО. Он включался в работу региональных чиновников: от конфликта со сквером в Екатеринбурге до неподстриженного газона в Челябинске. Цуканов не стеснялся публично критиковать губернаторов, на совещания окружного управленца стало интересно ходить. Заходя на интервью к полпреду, мы ожидали от собеседника отчета о работе, массы цифр и процентов по исполнению нацпроектов. Но за более чем два часа беседы мы откровенно поговорили об всем: самом интересном регионе УрФО (не Свердловская область), реформе в полпредстве, отношениях с губернаторами и подчиненными. А к итогам работы с цифрами договорились вернуться в начале 2020 года. — Как я понимаю, этот год — первый полный год для вас в Уральском федеральном округе — был для вас непростым. — Да нет, обычный год. Работа — понятная мне: я полтора года работал полпредом президента в Северо-Западном округе, помощником президента РФ. Понятны требования, регламенты, задачи, которые ставит президент. Конечно же, у каждой территории свои особенности. И мне необходимо было свой практический опыт адаптировать под Уральский федеральный округ, исходя из его особенностей. — С уральцами сложнее или проще? — Мне очень легко. Здесь всё конкретно, как погода: летом жарко, зимой холодно. Всё здесь понятно. Жители Свердловской области — они, может быть, менее эмоциональны, чем жители, например, Северо-Запада. Но если уральцы видят несправедливость и чувствуют свою правоту, они будут отстаивать позицию любыми средствами. Чужого нам не надо, но и свое не отдадим, что называется. — Это вы про протесты в сквере Екатеринбурга? — Не только. Это медики, и экологи… А, если говорить, про сквер, то подчеркну вывод из этой истории: все власти должны стараться делать так, чтобы их решения принимались после обсуждения с населением. Это не заученная фраза, я верю и знаю, что так делать необходимо и обязательно. Тем более, когда мы говорим о Екатеринбурге — промышленном центре, где недостаточно ухоженных современных скверов и парков. И я, как житель этого города, у которого есть семья, ребенок, который ходит в школу, это понимаю. Понятно, кафедральный собор не может строиться на окраине. Это будет главный храм Екатеринбурга. Соответственно, он должен располагаться в достойном месте. А где — мне трудно рассуждать, потому что я не коренной житель и не так давно живу в Екатеринбурге. На мой взгляд, опрос по поручению президента прошел на самом высоком уровне, площадка определена. — Я знаю, что в мае вы вмешались в ситуацию с протестами… — Были риски провокаций с угрозой для человеческой жизни, тогда мы вынуждены были вмешаться в этот процесс. Был создан штаб, в который вошли все правоохранительные структуры, для того чтобы это не допустить. И эта информация подтвердилась, когда были поставлены рамки металлоискателей: были изъяты холодное оружие, биты, газовые баллончики. В «эфире» звучали призывы: «давайте кровь пустим» и другие. При этом я был рядом и видел: 90% пришли в сквер- место популярное среди горожан, провести время, как это сейчас говорят, потусоваться, а уже, во-вторых, выразить свою позицию. Здесь были сторонники как за храм, так и за сквер. Я убежден, все, кто пришли тогда в сквер, любят свой город и выступают за его развитие. Мне жаль, что в эту историю втянули РПЦ — она вообще тут ни при чем. И уж тем более меценаты — они готовы были строить храм в любом достойном месте в центре. И, мне так кажется, через 20-30 лет все будут гордиться тем, что в итоге получится. Екатеринбург славен промышленными и благотворительными традициями, начиняя от Демидова и до наших дней. Уж меценаты захотят постараться — ведь они здесь росли, бегали мальчишками по этим улицам, здесь получили образование, состоялись как бизнесмены и смогли сохранить и преумножить то, что до них разрушено было. И, заработав деньги, они не уехали в Лондон или в Париж, а готовы вкладывать в свой любимый город. Это мечта любого города — иметь таких людей. Я не хочу, чтобы мы сейчас тему со сквером развивали. Она, слава Богу, закончилась. — Хорошо. вы помните массовые протесты в Калининградской области в 2009—2010 годах, когда, по итогу, был снят губернатор Георгий Боос, и место главы региона заняли вы. вы использовали тот опыт урегулирования протестов? — В Калининградской области, как тогда и во многих городах страны, существовал конфликт региональной и муниципальной власти, который, как правило, подогревался местной бизнес-элитой. И финансирование этого конфликта было этими же элитами. Не все согласны были с действиями региональной власти, действительно допустившей ошибки в части повышения налогов. Так что нельзя однозначно утверждать, что губернатор Боос не пошел на второй срок из-за протестов. Лучше этот вопрос задать самому Георгию Боосу. Но Георгий Валентинович, на мой взгляд, был одним из эффективных руководителей. Многие проекты и программы, которые дали результат при моем губернаторстве, были начаты именно им. Я понимаю, не ошибается тот, кто ничего не делает. Мы старались оперативно реагировать на запросы и недовольства жителей, все дискуссии и протесты перевели с улиц в залы и кабинеты. Я сам постоянно встречался с жителями, в том числе и с оппозиционно настроенными. Шумные вопросы, которые волновали население, обсуждал лично, и заставлял своих министров, вице-губернаторов общаться. На любые темы, пусть даже самые неудобные для власти. — У вас, кажется, и сейчас так происходит: свердловский ГФИ (главный федеральный инспектор) в Гордуме Екатеринбурга резко выступает за сохранение кинотеатра «Салют». — Чтобы было понятно: это чисто инициатива ГФИ. Он потом объяснился: сказал, что хотел обратить внимание органа местной власти на проблемы, которые сегодня обозначают жители Екатеринбурга. — Этот случай был заметным, так как раньше ГФИ никогда не вмешивался в проблемы публично. — В этом-то и есть смысл полпредства: мы многие вещи решаем непублично. Понимаете, никто не рейтингует полпредов. И никто не ставит задач, чтобы мы были публичными, чтобы мы конкурировали в рейтингах с губернаторами. Но люди должны знать, что, если региональная или муниципальная власть не может решить их проблемы, они всегда могут обратиться к главному федеральному инспектору, в приемную президента, непосредственно в полпредство. Мы, безусловно, будем усиливать институт главных федеральных инспекторов. Изначально он был заточен под конкретную задачу: приведение в конституционное поле регионального законодательства. Поэтому для работы в основном привлекались бывшие силовики. Они знали законы и могли приводить в чувство органы власти. Сейчас эта задача практически решена, появилась новая — национальные проекты. Институт ГФИ должен контролировать эффективность расходования бюджетных средств. Если мы строим больницу, то нужно понимать, как этот шаг отразится на рождаемости или смертности, продолжительности жизни. Если мы решаем вопросы, связанные с ветхим аварийным жильем, строительством новых микрорайонов в рамках национального проекта «Жилье и городская среда», то нужно заранее предвидеть, не будет ли конфликта с дефицитом школ, детских садов, поликлиник, зарезервированы ли участки под их строительство. Эти и другие вопросы мы должны контролировать и совместно с органами власти субъектов решать. — Формирование вашей управленческой структуры уже завершено или команда будет меняться? Сколько вообще человек вы уволили за время своей работы? — В начале [работы уральским полпредом] я точно сразу уволил руководителя «Корпорации развития» [Николай Цуканов не может вспомнить его имя, это был глава наблюдательного совета Виктор Гузь]. Он каким-то образом управлял в полпредстве кадровыми процессами. Два помощника полпреда сразу уволились. Все остальные люди остались. Если вы внимательно посмотрите, я провел детальную оценку потенциала сотрудников. По моей просьбе академия госслужбы (РАНХиГС) провела тестирование сотрудников, на основе результатов, личного собеседования и полугодового наблюдения за их работой, многие из них получили повышения. Хотя несколько работников приехали из Москвы, двое — из Калининграда, но основной коллектив — сотрудники, которые здесь живут и работают. Обновление аппарата полпреда — процесс непрерывный и вполне естественный, как и в любом коллективе. Одни люди по разным причинам уходят, другие приходят. В своей кадровой политике я руководствуюсь только одним — деловыми качествами. Я собрал молодых ребят, спрашиваю: «Зачем вы здесь сидите в полпредстве, что вы хотите добиться? Вам по 27-30 лет, что вы хотите?» — И правда, зачем молодым работать в аппарате полпредства? — Для кого-то это престижно, практика, опыт. Я задаю [подчиненным] вопрос: «Какая цель у вас, чего вы хотите добиться через 5-10 лет? Вы хотите изменить жизнь людей в вашем городе, в вашем регионе? Если у вас таких целей нет — тогда не нужно время тратить зря, найдите себе другое применение». Я наблюдаю за профессиональным ростом многих ребят, кто-то уже ушел в органы власти, кто-то в бизнес. Должен отметить, на Урале талантливые молодые управленцы в органах исполнительной власти. Сказали, что сделают — значит, сделают. И они очень трепетно относятся как к похвале, так и к критике (стараются сразу исправить ошибки). Но если критика незаслуженная — они отстаивают свое мнение и позицию. Поймите, если ты набираешь людей по принципу личной преданности, а не компетенции, тебе придется за них работать. Сейчас идет планирование на следующий год: у нас эти планы руководители подразделений защищают в присутствии своих подчиненных. Для чего я это делаю: чтобы все понимали, какие задачи мы ставим. Сегодня каждый сотрудник знает: я могу прийти и спросить в любой момент: «Чем вы занимались сегодня? Покажите ваш план, который вы составили себе на эту неделю?» И вот итог наших совещаний — когда докладывают не замы полпреда и помощники по национальным проектам, а начальники департаментов. Они так погружены в проблемы каждого субъекта, что многие региональные министры могут им позавидовать. Мы за каждую цифру несем ответственность перед президентом. — А есть несостыковки в отчетах, что вам предоставляют регионы и что вам пишут в аналитичках? — Вы же услышали на последнем совещании в Свердловской области. Правительство региона посчитало, что есть какие-то нестыковки. На что я ответил: давайте все цифры сверим, если вы считаете, что информация некорректная. Но хочу вам сказать, что в итоги никаких особых замечаний в части нестыковки цифр не прозвучало, были лишь некоторые поправки в терминологии. Перед каждым совещанием мы проводим большую подготовительную работу. Два месяца мы готовимся: с выездом контрольных служб, с запросами информации у федеральных министерств, контрольного управления, приемной президента. И в последнюю очередь, чтобы вам было понятно, мы опираемся на информацию, полученную в регионе — объективные цифры у нас есть в любом случае. Мы с региональной властью в одной лодке. У нас нет задачи кого-то незаслуженно критиковать. Потому что меня работа чиновников интересует с точки зрения достижения результатов. Меня интересуют не потраченные миллиарды рублей, а количество расселенных аварийных домов, количество людей, которые получили квартиры, количество газовых плит и котлов, подключенных к магистральным сетям. Если вы из года в год принимаете решения, а люди не могут их оценить как позитивные, то кто в этом виноват? По всей видимости, надо пересмотреть приоритеты, посоветоваться с людьми, что для них важнее сегодня. Может быть, нужно построить станцию водозабора, дать чистую воду? Может быть, нужно тепло подать, фасады утеплить или переселить людей из бараков, чтобы дети и старики жили в нормальных условиях? Может быть, отремонтировать больницы и школы? Но об этом нужно спрашивать население, жители об этом должны сказать. — Есть сигналы, что муниципалитеты приукрашивают статистику по реализации нацпроектов. Сталкивались ли вы с такими фактами? — Главная проблема даже не в корректности статистических данных, а в том, могут ли поставленные цели и запланированные мероприятия обеспечить прорывное развитие, о котором говорилось на прошедшем недавно заседании Совета по стратегическому развитию и нацпроектам под руководством президента. К примеру, по итогам прошлого 2018 года в Свердловской области качественной питьевой водой обеспечено 55,4% населения. Целевой показатель на 2024 год — 95,7%. В то же время запланированные на сегодня мероприятия регионального проекта «Чистая вода» улучшат ситуацию лишь на 6,2%. Налицо разрыв между конкретными планами и стратегическими целями. Или еще один пример. Регионами нашего округа по нацпроекту «Демография» поставлены цели по рождаемости на 2024 год ниже значений пятилетней давности. В условиях снижающегося демографического тренда достижение даже этих целей не реально. Поэтому и нужен аудит исходных условий, от которых нам приходится отталкиваться. — Мы внимательно следили за вашими совещаниями по нацпроектам. В каждом регионе — свои особенности, свои проблемы. Но если сравнивать их между собой, какому субъекту УрФО больше всего работы предстоит? — Мне кажется, самая интересная работа в Кургане. Этот «проект» мне очень нравится. Мы работаем вместе с губернатором, с региональным правительством, стараемся им помогать. Есть десятки обращений за моей подписью в федеральное правительство с просьбой рассмотреть и поддержать тот или иной проект, программу. Сколько совещаний в Москве было проведено вместе с губернатором, без губернатора. И движение есть. Вот появляется новая лавочка или фонарь в Далматово — все жители это замечают. Потому что там не было ни лавок, ни фонарей уже десятки лет. Мне кажется, у губернатора Курганской области есть определенный драйв: он хочет регион изменить. Он хочет сделать это быстро, но так только в кино бывает, в жизни по другому. Конечно, в его губернаторский срок сложно увидеть то, что он масштабное задумал, но у него есть шанс задать импульс движение вперед, которое уже не остановить. Самые небольшие изменения в Кургане будут оцениваться жителями. Каждый посаженный цветочек будет замечен. Главное четко определить приоритеты и наметить решение накопившихся за десятилетия проблем. — А в других регионах разве нет проблем? — Там тоже есть масса проблем, они чуть-чуть другие. Но хочу вам сказать, что в Свердловской и Челябинской областях тоже не так всё хорошо. Бюджетная обеспеченность этих регионов не выше, чем в среднем по стране. Но масса проблем накопилась: транспортные вопросы, экологические вопросы, коммунальная и социальная инфраструктура. И эти вопросы губернаторам самим с таким бюджетом не решить. И здесь необходимо работать всей команде, для того чтобы найти поддержку федерального правительства, федерального бюджета, президента страны. — Полпредство может выполнять консолидирующую функцию в межрегиональных экономических проектах? Изначально идея «Урала промышленного — Урала Полярного» была любопытной. — Идея исключительная, кто ее придумал — молодец. Один регион не может решать межрегиональные проблемы, а они существуют — экологические, энергетические, транспортные. А когда их решают три региона сразу — это правильно. К сожалению, повторюсь, исполнение было хуже, чем сама идея. — Сейчас для вас создать такую новую корпорацию будет ударом по имиджу (потому что старую потопила коррупция)? Или почему вы не возвращаетесь к этой идее? — Нет, мы не собираемся ее создавать. Региональные власти создали АНО [автономную некоммерческую организацию] — партнерство, где они являются руководителями. Учредителями этой организации стали три региона — Курганская, Свердловская и Челябинская области. Думаю, что со временем присоединятся и другие. Они сами принимают решения, на какие цели будут тратить деньги — совсем небольшие — чтобы взаимодействовать. Во-первых, я им предлагаю подумать над созданием венчурного фонда для новых проектов: фармацевтика, борьба с онкологией, IT-технологии. Потом эти общие программы можно внедрить в любом уральском регионе. Во-вторых, я прошу губернаторов чаще общаться друг с другом. Во всех городах есть свои хорошие практики: в Ханты-Мансийске — в части образования, в Тюмени — строительства дорог, в Екатеринбурге — организации глобальных экономических и международных мероприятий. Я бы хотел, чтобы губернаторы, мэры лучший опыт заимствовали друг у друга, призываю губернаторов смотреть друг на друга как на партнеров. То есть не только конкурировать, а дополнять друг друга. Пользуясь случаем, хочу поздравить всех читателей «URA.RU» с наступающим Новым годом и Рождеством! В это время принято загадывать желания. У каждого из нас они, конечно, свои. Но уверен, все мы хотели бы для себя и своих близких мира, здоровья и благополучия. Пусть в домах звучит детский смех, а наше старшее поколение всегда будет окружено заботой и вниманием! Пусть сбудутся все ваши мечты, всегда сопутствуют успех и удача.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.